к 760-летию Императорского Дома

          История Византийского Императорского Дома Кантакузенов неразрывно связана с закатом Восточной части Римской или, как принято в европейской литературе, Византийской Империи. После падения Константинополя в 1453 году Императорский Дом, фактически являющийся Правительством в изгнании, основной своей задачей ставит сохранение культурных традиций ромейской Империи и объединение ромеев (византийцев), вынужденных существовать вне Родины.

          В отличие от большинства Династий, чья история начинается непосредственно с прихода к власти, семья Кантакузен имеет продолжительную историю как до восхождения на Престол Василевса Иоанна VI, так и после падения Константинополя.

          Фамилия "Кантакузен", по мнению греческого ученого К. Амантоса, происходит от греч. "Кузинан"/"Кузенос" ("κουζηνᾶν" или "κουζηνόν") -  названия южного склона горы Сипил, что недалеко от древнего города Смирна; и "ката" ("κατὰ"), что означает "спуститься".  Историк Д. Никол соглашается с этой теорией в своем труде "The Byzantine Family of Kantakouzenos (Cantacuzenus)" [Nicol, The Byzantine Family of Kantakouzenos (Cantacuzenus), ca. 1100-1460: A Genealogical and Prosopographical Study (Washington, D.C.: Dumbarton Oaks, 1968), p. viiif]. Интересно, что данная фамилия дословно с греческого ("Кантакузенос") не переводится ни на один язык мира. Более того, исторически она видоизменялась. Так, в русском языке мы находим два варианта: более древний - "Кантакузен" (греческая буква "η" часто переводилась как "е") и попытка приближения к оригиналу - "Кантакузин" (использовалась ветвью кн. Кантакузинов-Сперанских). В английском находим три варианта: "Cantacuzene" (самый распространенный), "Kantakouzene" и "Cantacuzino". На немецком - "Cantacuzene", "Cantacuzino"; на французском - "Cantacuzène"; на итальянском - "Cantacuzini"; на испанском - "Cantacouzin"; на польском - "Kantakuzeni"; на румынском - "Cantacuzino"; и, наконец, на греческом - "Καντακουζηνός".

          Первое упоминание о Кантакузенах обнаруживается в исторической хронике "Алексиада 1137-1141 гг.", написанной Анной Комниной. В них говорится, что Кантакузенос командовал армией, посланной сражаться с Танкредом в Азиатской войне, после столкновения в 1094 году. Кн. М.С. Кантакузин-Сперанский в своей "Саге" [Сага о Кантакузиных-Сперанских / Написанная кн. М. Кантакузиным, графом Сперанским; Пер. с англ. Д. Налепиной. — М.: Рос. фонд культуры: Рос. архив, 2004. — 368 с.] упоминает, что его первое имя, как и происхождение,  неизвестны. Однако, этот факт позволяет нам сделать вывод, что данный военачальник, которого хроники описывают "храбрым", не был основателем Династии. Соответственно, можно с уверенностью говорить, что род существовал уже до XI века.

          Другой представитель рода, севаст Иоанн (севаст от греч. σεβαστός - «почтенный», в XII веке титул даваемый представителю аристократического рода, породнившемуся с Императором посредством брака с его родственницами), упоминается в 1176 году как участник битвы при Мириокефалоне; известно, что его женой была Мария Комнина, правнучка императора Иоанна II Комнина и племянница имп. Мануила I Комнина (по М.С. Кантакузину-Сперанскому). С этого момента можно говорить о роде Кандакузен, как о правящей Династии. Сын севаста Иоанна, кесарь Иоанн, (имя Иоанн, как мы видим, доминирует среди прочих имен в роду) был женат на дочери императора Исаака II Ангела. В настоящее время считается, что у императора Исаака было две дочери - Ирина (в католицизме Мария) и Анна, - первая была замужем за Роджером, герцогом Апулии, а с 1197 года за Филиппом, герцогом Швабии; вторая за Романом Мстиславичем Галицким, князем Киевским. Поэтому сложно сказать кто была женой кесаря Иоанна. Другой сын Константин упоминается в 1189 году в качестве полководца, а дочь Ирина была замужем за Мега Дукой (Великим Дукой - начальником флота) Алексеем Палеологом - дедушкой первого византийского Императора из рода Палеолог, Михаила VII, отвоевавшего у крестоносцев Константинополь и возродившего Византийкую Империю. Император Михаил VII также был отцом Ирины Палеолог, ставшей женой болгарского царя Ивана III Асеня, чья внучка, Ирина, станет женой первого византийского Императора из рода Кантакузен, Иоанна VI Кантакузена.

          Среди всех Кантакузенов, упоминаемых в хрониках до императора Иоанна VI, сложно понять родственные связи. Так, из представителей рода еще упоминается Теодор. В 1184 году слуга императора Андроника Комнина отрубает ему голову, когда тот падает с лошади, после чего с триумфом пронес ее на острие копья по улицам Константинополя.

Другой представитель рода - севастократор Иоанн Ангел (в Византии, дети, чья мать имела благородное происхождение, могли использовать ее фамилию в качестве дополнительной к фамилии отца, затем их дети также могли ее использовать; однако, не стоит считать такое использование двойной фамилией, так как в отличие от последней, дополнительные фамилии использовались не всегда), муж Анны Палеолог, - по Г. Родольфу [Guilland Rodolphe. Recherches sur les Institutions Byzantines, Tome I. — Berlin, Germany: Akademie-Verlag, 1967.] - племянник императора Иоанна VI, усыновленный (по неизвестным причинам) протовестиарием Андроником Палеологом. Первое упоминание относится к 1328 году [Trapp, Erich (1988), "91038. Ἄγγελος Ἰωάννης", Prosopographisches Lexikon der Palaiologenzeit, vol. Addenda 1-8, Vienna, Austria: Verlag der Österreichischen Akademie der Wissenschaften], когда Иоанн был правителем города Кастория. В 1335 году умирает царь Эпира Иоанн II Орсини и имп. Византии Андроник III Палеолог захватывает его владения в Фессалии, а также Эпир и Албанию [Fine John Van Antwerp. The Late Medieval Balkans: A Critical Survey from the Late Twelfth Century to the Ottoman Conquest. — Ann Arbor, Michigan: University of Michigan Press, 1994.]. В 1336 или 1337 году Иоанн Ангел получает пост кефала (губернатора) Янины с титулом пинкернес. Поддерживает избрание дяди императором Византии 26 октября 1341 года, который специальным хрисовулм назначает его правителем Фессалии и севастократором. Нет сведений о детях; однако, по Н. МакГиливрею [Nicol Donald MacGillivray. The Byzantine family of Kantakouzenos (Cantacuzenus) ca. 1100–1460: A Genealogical and Prosopographical Study. — Washington, District of Columbia: Dumbarton Oaks Center for Byzantine Studies, 1968.] его потомками были братья «Пинкернаиои». 

          Еще один представитель рода, с которого мы уже можем отследить все родственные связи, -  вести Михаил Кантакузен был назван человеком «необузданного и непостоянного темперамента» после того, как провозгласил в 1195 году Алексия III Ангела императором, хотя тот сверг с престола своего младшего брата; убит во время IV Крестового похода (т.е. ок. 1204 года) "прежде, чем смог защититься или бежать после того, как его лошадь оступилась и упала в канаву". "Что за недостойная смерть для столь славного воина", - запишет позднее историк. Его сын, чьего имени мы не знаем, живший в период с 1265 по 1294 года был назначен деспотом Мореи (от греч. "δεσπότης" – владыка; титул, введенный императором Мануилом I Комниным в XII веке для наиболее приближенных лиц; владели деспотатами) – современный о. Пелопоннес -  указом императора Андроника II Палеолога; был  женат на Феодоре Палеолог Ангел (ум. ок. 1344), которая, по свидетельству современников, была "весьма искушена в управлении делами и обладала отнюдь не женской силой духа". Именно такой характер позволил ей нажить большое имущество, благодаря которому ее единственный сын Иоанн (впоследсвии первый император из рода) был весьма богат и владел огромными наделами земли как в Византии, так и Македонии, Албании, о. Лемнос.

          Иоанн VI, именуемый на портретах Иоанн Флавий Комнин Ангел Палеолог Кантакузен (что указывает на родство со всеми этими Династиями), был ближайшим другом императора Андроника III Младшего и оказал ему большую поддержку в борьбе с дедом императором Андроником II Старшим. Андроник III предлагал Иоанну стать соправителем, однако тот отказался, получив титул Великого доместика (главнокомандующего армией). В период царствования Андроника III, заправлял всеми делами Императора (с 1339 г. - деспот Мореи), инициировал большое строительство кораблей с целью уменьшить зависимость Византии от генуэзцев и венецианцев, руководил военными действиями против сербов, присоединил к империи Эпирский деспотат. Отдельного внимания заслуживает церковная деятельность Иоанна. Будучи убежденным исихастом (приверженцем умно-сердечной молитвы), он организует Константинопольский Собор 1341-1351 годов против врагов исихазма Варлаама и Акиндина. Цель Собора была утвердить учение Свт. Григория Паламы о Божественных энергиях. Первая сессия собора была открыта 10 июня 1341 года, а уже 15 июня император Андроник умирает. Его возможному наследнику (в Византии не было четкого закона о престолонаследии) - Иоанну V - только должно было исполниться 9 лет, поэтому Иоанн Кантакузен, ставший соправителем в 1347 году, председательствовал на всех последующих сессиях собора: август 1341, 4 ноября 1344, 1 февраля 1347, 28 мая 1351. По свидетельствам современников, Собор отдал предпочтение Варлааму, но движимый Святым Духом, Иоанн накладывает свое императорское вето и насильно заставляет участников Собора принять учение исихастов. Как покажет история, это был рискованный, но правильный шаг; последующие Соборы подтвердят правильность учения. Однако Собор, обиденный на явное вмешательство Василевса в дела Церкви исключает его имя из Актов Собора. Так, в Акте 1351 года в пункте 9 значится: "Приснопамятному и блаженному царю нашему Андронику Палеологу, собравшему первый Собор против Варлаама, благородно предстательствовавшему Церкви Христовой и оному священному Собору, делами и словами и удивительными изустными речами утвердившему евангельские и апостольские учения, вышеназванного Варлаама уничтожившему и отвергнувшему в самих ересях, писаниях и пустословии против нашей правой веры, как блаженно применившему свою жизнь в сих священных подвигах и о благочестии добродетелях и перешедшему к лучшему и блаженному оному упокоению, - вечная память, вечная память, вечная память". Сам тот факт, что Иоанн VI не потребовал включения своего имени в Акты (а он мог этого добиться) говорит о нем, как о смиренном человеке, чтущем память своего друга.

          Итак, после смерти императора Андроника, Престол формально переходит к его сыну Иоанну, которому буквально через несколько дней должно исполниться 9 лет. Престол переходит формально ввиду того, что четкой системы престолонаследия в Византии не существовало. Традиция предков предписывала Императору избирать соправителей (христианский акт смирения)  и из них затем назначить приемника. Чаще всего, такой человек сначала усыновлялся Императором, а затем прилюдно объявлялся приемником. Так, за 84 года правления Династии Юлиев верховная власть ни разу не передавалась от отца к сыну. Такой порядок позволял на Престол попадать достойнейшим – самым активным гражданам Империи. Любой конюх мог стать правителем! Как бы это утверждение не казалось комичным, история знает такой пример – император Василий Македонянин.

С другой стороны, закат Византийской Империи все более интегрировал ее с западной моделью жизни. Все чаще соправителями становились дети Императора, а высокие титулы доставались его родственникам и представителям наиболее знатных родов (которые чаще всего тоже были его родственниками, хотя и дальними). Справедливости ради стоит сказать, что по мнению А. Пертузи, идея династической власти встречается уже во времена императора Тиберия II в виде монет, на которых на одной стороне изображен он с женой, а на обороте его сын; при этом, все в коронах с нимбами, символами императорской власти. Также существовал закон императора Константина I Великого, согласно которому претендовать на престол могли багрянородные (т.е. рожденные в период царствования) дети императора [Raybaud L. P. Le gouvernement et l'administration centrale de l'Empire byzantin sour les premiers Paléologues (1258-1354).  Paris, 1968. P. 293]. При Комнинах роль второго лица в империи переходит к севастократору, а затем к деспоту [Paillard A. Histoire de la transmission du pouvoir impérial à Rome et à Constantinople.  Paris, 1875. P. 521]. При Палеологах – к Великому доместику (μέγας δομέστικος) – главнокомандующему армией, и присваивалась, как правило, ближайшему родственнику [Bartusis M. C. The Late Byzantine Army: Arms and Society 1204–1453. Philadelphia, Pennsylvania: University of Pennsylvania Press, 1997].

          Единственная попытка документально закрепить правила престолонаследия была предпринята императором Мануилом I Комниным. Так, Томос патриарха Михаила III Анхиальского от 24 марта 1171 года  гласит: "Признаю настоящим письменным актом, что буду хранить по отношению к тебе, могущественному и святому моему самодержцу, царю и порфирородному господину Мануилу Комнину, безупречную верность и преданность, как обязанный делать это по естественному и законному долгу; что буду подчиняться приказу, воле и повелению твоей святой царственности (и выступлю) против любого человека, противящегося настоящей клятве. Если же случится тебе отдать (последний) долг, свойственный всем  людям (т. е. умереть), то (я признаю), что с этого момента без какого бы то ни было колебания и необходимости в другой клятве я буду считать возлюбленного сына твоей святой царственности, славнейшего порфирородного царя господина Алексея царем-самодержцем вместо тебя и сохраню и по отношению к нему безупречную верность и преданность. Если случится, что в момент твоей смерти этот возлюбленный сын твоей царственности господин Алексей окажется еще несовершеннолетним, т. е. не достигшим 16-летнего возраста, то и тогда я сохраню по отношению к нему безупречную верность и преданность, но сохранив по отношению к нему верность и мою преданность, а также честь твоей царственности, (я признаю), что буду повиноваться воле и повелению возлюбленной августы твоей святой царственности госпожи Марии, если только она наденет монашескую одежду, пострижется затем в соответствии с канонами и будет хранить честь твоей царственности и твоего сына, пока он не достигнет 16-летнего возраста. Если же этот сын твоей царственности еще при жизни твоей царственности или после этого умрет бездетным и если у твоей царственности будет еще одно дитя мужского рода, то я буду считать его царем-автократором, хотя бы оно еще и не было короновано, и постараюсь привести его к короне сего царства ромеев, и сохраню равным образом и по отношению к нему сию подлинную верность и преданность, с расстановкой тех же акцентов относительно упомянутой августы твоей святой царственности и его матери. Если же и этой возлюбленной августы твоей святой царственности не будет в то время в живых или же она не будет себя вести подобающим образом, то тогда я должен быть свободен от обязанности повиноваться ее воле и повелениям, с тем чтобы хранить верность и безупречную преданность по отношению к самому ее сыну и повиноваться решениям и воле людей твоей царственности, которым твоя царственность намерена поручить попечение и воспитание упомянутого славнейшего порфирородного (принца). Если и их не будет в живых, то я буду подчиняться решениям и воле других людей, которые в то время будут отобраны общим решением  для замещения места вышеназванных, и постараюсь во всем и всячески (действовать) в интересах чести твоего возлюбленного сына и Романии, согласно писаному и устному указу, воле и предписанию твоей царственности. Если же случится, что в момент твоей смерти в живых не будет ни твоего сына – царя, славнейшего порфирородного господина Алексея, ни другого ребенка мужского рода твоей царственности, я подчинюсь указу, воле и предписанию твоей царственности и поступлю так, как назначит, письменно или устно, твоя царственность или в отношении твоей возлюбленной дочери, славнейшей госпожи Марии, ныне здравствующей, и кто вознамерится сочетаться с ней законным браком (если только он намерен быть с нею и блюсти римскую державу и церковную жизнь, как и твоя царственность), или в отношении другой дочери твоей царственности, если она у тебя будет, или же в отношении какого-либо иного руководства, назначенного твоей царственностью. Если при ком-либо из объявленных глав у меня возникнет какое бы то ни было сомнение или колебание, то тогда постараюсь заявить об этом и таким образом препроводить себя расследованию этого и указу твоей царственности и поступлю в соответствии с ними. И так как я буду хранить все то, что признаю настоящим моим письменным актом, целым и невредимым, без обмана, всяческой подозрительности и какого-либо превратного толкования, то да будет мне за это божественная милость" [Медведев И.П. Правовая культура Византийской империи. СПб.: Алетейя, 2001. C. 576].

          Несмотря на субъектно-личностный характер документа, многими историками он признается в качестве документа о престолонаследии. Таким образом, мы обнаруживаем процедуру вертикального престолонаследия, известную как кастильская (английская). Современным классическим примером такого престолонаследия является Королевство Испания. На деле, такая система подкреплялась выбором соправителя или назначением наиболее вероятного претендента на должность Великого Доместика (севастократоры и деспоты чаще всего были вассальными правителями отдельных регионов).

          Итак, Иоанн становится предполагаемым наследником и ввиду малолетства ему назначается регент – Иоанн Кантакузен (по одной из версий, его об этом просил при жизни император Андроник). Великий Дука Алексей Апокавк, покровителем которого был Иоанн Кантакузен и благодаря которому тот продвигался по карьерной лестнице, предлагает осуществить переворот в надежде на собственное возвышение. По древней традиции, человек, успевший короноваться во время переворота, считается перстом Божьим, тогда как не успевшего короноваться ждет смерть. По свидетельству Н. МакГиливрея [Nicol Donald MacGillivray. The Last Centuries of Byzantium, 1261–1453. — Cambridge University Press, 1993.], Иоанн отказывается (для осуществления задуманного требовалось ослепить ребенка; таким образом первый Палеолог, о котором упоминалось ранее, пришел к власти), в результате чего Алексей Апокавк переходит на сторону его противников [Bartusis Mark C. The Late Byzantine Army: Arms and Society 1204–1453. — University of Pennsylvania Press, 1997.]. Воспользовавшись отсутствием Кантакузена в Константинополе в июле 1341 года, с целью отражения нападений неприятеля, Апокавк предпринимает первые шаги. Не смотря на обязанность Мега Дуки охранять Дарданеллы с целью недопущения попадания турок в Европу, он умышленно позволяет им произвести разрушения во Фракии. Неудачная попытка захватить малолетнего Императора заставляет его бежать в свою резиденцию в Эпиватах. Вернувшись в столицу с победой, Иоанн Кантакузен пренебрегает советами своих друзей и прощает своего протеже, сохранив его в должности [Nicol Donald MacGillivray. The Last Centuries of Byzantium, 1261–1453. — Cambridge University Press, 1993.]. Во время следующего отсутствия Кантакузена, он, ища пути к возвышению, сближается с патриархом Иоаанном XIV Калекой, выдав свою дочь на сына патриарха и внушая ему, что Кантакузен планирует его сместить с патриаршего Престола. Одновременно, убеждает мать Иоанна V, Анну Савойскую, что регент желает сместить ее сына и захватить власть. Через некоторое время, все трое организуют заговор против Иоанна Кантакузена. Все его имения конфискуются, друзья и близкие оказываются в тюрьме, а сам он объявляется предателем. Только отсутствие спасло его от тюрьмы. Уходя в военный поход прославленным победителем, он становится врагом и скрывается в родном городе Дидимотике. Эта часть биографии очень важна, так как повторилась в жизнях многих его потомков. "Кто бы ты ни был, путник, не удивляйся превратностям счастья, посылаемым Богом: оно не может быть прочно на земле, ищи его на небе", - напишет через 420 лет, как выражение вечной любви и памяти, графиня Бофремон на могиле своего мужа – Иоанна Рудольфа Кантакузена, старшего сына господаря Валахии Стефана, всю жизнь преследуемого турками. Возможно превратности жизни и неумение выбирать себе протеже – это семейная особенность рода. В любом случае, как говорится в семейном девизе: «Quae nocent - docent» (учит то, что заставляет страдать).

          Итак, Иоанн Кантакузен укрылся в Дидимотике, где своими сторонниками 26 октября 1341 года был провозглашен Императором. В тоже время, в ноябре был коронован малолетний Иоанн V Палеолог при регентстве матери. Интересен тот факт, что Иоанн Кантакузен имел поддержку аристократии, тогда как Иоанн V, а вернее его регенты, - в основном крестьяне и ремесленники. Однако, события осени 1341 года привели к расколу общества на два лагеря и гражданской войне.

В начале Кантакузен терпел неудачи и в 1342 году был вынужден бежать в Сербию к Стефану Душану, королю из рода Неманич и своему далекому родственнику (кроме того, жена Иоанна, о которой будет написано чуть позже, происходила из болгарского рода Асень и также была дальней родственницей Династии Неманич). Сначала Стефан поддержал Кантакузена, заключив союз, и помог восстановить в Фессалии, аристократия которой признала Иоанна императором. Однако, с целью оправдать свой захват некоторых областей Византии и установить над ними контроль, он разрывает союз и идет на сближение с Константинополем. В сентябре 1343 года его пятилетний сын сочетается браком с сестрой Иоанна V [Чиркович Сима. История сербов. — М.: Весь мир, 2009. — С. 84], что позволяет Стефану не только легитимизировать захват территорий, но и именовать себя Василевсом сербов и греков.

В тоже время болгары осадили Дидимотику, где находилась Ирина. В момент полного отчаяния и близящегося поражения, на помощь Кантакузену приходит айдынский эмир Умур-бей, который с тридцатитысячной армией и флотом из 300 кораблей наносит сокрушительный удар болгарам, а уже к лету 1345 года в руках врагов Кантакузена остается только Константинополь, Фессалоники и Галлипольский полуостров. В 1346 году Иоанн коронуется в Адрианополе и с этого момента можно говорить о существовании Византийского Императорского Дома Кантакузенов.

          К сожалению, Умур-бей вынужден прекратить наступление и вернуться на родину отражать наступление крестоносцев. В тоже время союзником Кантакузена становится османский эмир Орхан, замуж за которого он отдает свою дочь Феодору. При поддержке турок, Иоанн Кантакузен входит в Константинополь 3 февраля 1347 года. Заговорщики, в лице Анны Савойской (Апокавк был убит еще в 1345 году, а патриарх Иоанн свергнут в мае 1347 года), признали победу Кантакузена, который повторно коронуется и становится соправителем Иоанна V, с правом верховной власти на 10 лет. Страна разорена гражданской войной. По свидетельству современников, ради погашения внешнего долга Иоанн Кантакузен не только отдал часть византийских крепостей, но и продал драгоценные камни из своей короны, заменив их цветным стеклом. Его четырнадцатилетняя дочь Елена становится женой пятнадцатилетнего Иоанна V. В дополнение к разрухе и прочим бедам, в 1348 году, началась эпидемия чумы, унесшая треть жителей Империи. В 1349 году младший сын Иоанна VI, Мануил, становится деспотом Мореи. В том же году,  воспользовавшись бедственным положением страны, генуэзцы захватили земли у своей колонии Галата, окружили их укреплениями и сожгли в гавани византийские галеры. Венецианцы, претендующие на торговые привилегии, пришли на помощь ромеям. Поэтому фактически в византийско-генуэзской войне участвовала Генуя и Венеция, в то время как Византия оставалась всего лишь наблюдателем. Можно даже сказать, что исторически эта война была на руку Византии. Победитель – Генуя – получил торговые привилегии, а Византия получила сразу двух союзников в лице Генуи и Венеции, которые пришли на помощь в обороне Константинополя в 1453 году. Конечно, тогда этого ни кто не знал, но в любом случае Византия была занята внутренними делами.

          В 1352 году двадцатилетний Иоанн V восстает против своего соправителя и после неудачной попытки захватить Адрианополь бежит в Дидимотику. Для подавления восстания Иоанн VI обращается за помощью к османам, на оплату которым уходит вся казна, церковная утваль и даже деньги, пожертвованные московским князем Симеоном Гордым на ремонт Софийского собора. Иоанн VI разбит и бежит на остров Тенедос, а турки занимают крепость Цимпе (Галлипольский полуостров), а чуть позже крепость Галлиполи, стены которой разрушились в результате знаменитого Фракийского землетрясения. Василевс Иоанн вел переговоры с Орханом с целью выкупа крепостей, но безуспешно. В 1353 году он коронует своего старшего сына Матфея соправителем и наследником. В ноябре 1354 года Иоанн V возвращается в Константинополь с отрядом из 2000 человек. Под давлением горожан, Иоанн VI отрекается от Престола и принимает монашеский постриг с именем Иоасаф Христодул (по другим источникам, Христофулос; с греч. дословно "Христов раб").

          Тут следует упомянуть о жене Императора Иоанна VI Ирине Асень. Дата ее рождения неизвестна, однако достоверно известно, что ее родителями были Андроник Асень и Тараханиотиса. По линии отца являлась внучкой болгарского царя Ивана Асена III (потомок царя Ивана I Мудрого и Елены Неманя, дочери святого Стефана, великого жупана Рашки) и его жены Ирины Палеолог (праправнучки севаста Иоанна Кантакузена, о котором было написано ранее). По линии матери являлась внучкой Михаила Дуки Тарханиота и Марии Дуки Комнины Палеолог Бранас. Таким образом, она являлась членом таких влиятельных семей, как Асени (Царский Дом Болгарии), Дуки, Палеологи, Комнины. Последняя фамилия говорит о принадлежности к роду Бранас, родословная которого мало изучена, но достоверно известно, что к этому роду принадлежали два знаменитых полководца – Алексей Бранас и Феодор Бранас.  

          После отречения мужа от Престола приняла монашеский постриг с именем Евгения и удалилась в монастырь Кира Марта в Константинополе. Там она и почила в период между 1363 и 1379 годами.

После принятия пострига Иоанн VI несколько недель провел в монастыре святого Георгия (где была похоронена его мать, а позже и обе дочери). Он хотел удалиться в Вальтопедийский монастырь на горе Атос, однако шаткий мир между его сыном Императором Матфеем и императором Иоанном V Палеологом вынудил остаться в Константинополе. Трагедия противостояния двух Василевсов состоит в том, что каждый желал единоличной власти. Закон Константина Великого о христианском подходе к власти, смиренном соправительстве ради блага Империи, был забыт. Каждый, на манер европейских стран, жаждал видеть только себя на троне. Но культура Византии отлична от всех прочих. Василевс – единственный Император вселенной (прочих правителей именовали греческим словом "ригас"), – носивший титул "викария (наместника) Христа" не мог иметь единоличной власти. Императорский трон даже при одном правителе имел два места – для незримо присутствующего Христа и Императора. Борьба же за единоличную власть только ослабляла Империю. Иоанн Кантакузен не занимал чьей-либо стороны в этой борьбе.

          В 1357 году император Матфей, будучи захваченным в плен сторонниками Иоанна V, подписывает отречение от Престола. С этого момента род Кантакузен теряет права на Престол, но сохраняет свое влияние на политическую жизнь Империи. В 1361 году Матфей перебирается в Мистру (столицу Морейского деспотата) к своему брату, морейскому деспоту Мануилу, после смерти которого 10 апреля 1380 года сам становится деспотом Мореи. Был женат на Ирине Палеолог, от которой имел пятерых детей (двух сыновей и троих дочерей) – старший сын Иоанн умер бездетным, а второй сын, Димитрий, стал прародителем всей Династии.

          15 июня 1383 года Иоанн VI умирает оставив после себя несколько богословских и исторических сочинений. Его заслуги перед Родиной и Династией неоценимы. Множество историков считает его самым выдающимся императором последнего периода в истории Империи. До сих пор он остается самым известным представителем рода. Приблизительно в это же время умирает и Матфей.

Про его сына, морейского деспота и севастократора Дмитрия I, известно только то, что он передал власть над деспотатом своему племяннику Феодору Палеологу. Куда более известны его дети, так как именно с ними связаны трагические события 1453 года. Его дочь Ирина стала женой сербского деспота Георгия Бранковича. Их дочь Мара была женой султана Мурада II и приемной матерью Мехмеда II, того самого, который с триумфом войдет в Константинополь. Однако, Мехмед будет уважать религию своей матери (которую он почитал за родную) и позволит ей спасти многие христианские реликвии, среди которых дары волхвов, которые она передаст на Афон.

          Сын Димитрия, Тома (Фома), поедет с сестрой в Сербию, где прославится защитником Смедеревской крепости (1439 г.). В афонском монастыре Хиландар хранится икона, на которой Тома изображен рядом с апостолом Фомой и с царским нимбом на голове. Надпись на иконе говорит о том, что он был деспотом Сербии, хотя исторические хроники этого не подтверждают. После сдачи Смедерева Тома участвовал в ряде походов на Боснию и Зету. Скончался 25 июля 1463 года.

         Дочь Елена была второй женой последнего трапезундского императора Давида Великого Комнина, который сдал Трапезунд Мехмеду 15 августа 1461 года (с сохранением личного имущества; де-факто, капитулировал), а 1 ноября 1963 года за отказ принять ислам был казнен вместе со старшим сыном. Жена наказана за захоронение мужа и сына; умерла в нищете.  Дочь Анна попала в гарем султана, а младший сын Георгий, ставший мусульманином, с разрешения султана отправился к сестре в Грузию, где вернулся в православие и женился на грузинской княжне.

          Старший сын, Андроник, последний Великий доместик, руководил обороной Константинополя. Его имя встречается на договоре между Византией и Венецией, заключенным в апреле 1448 года. Имел по меньшей мере троих сыновей. Византийский историк Дука сообщает, что после падения Константинополя младший сын Андроника был казнен вместе со своим тестем, Мего Дукой Лукой Нотарасом. Так описывает это событие С. Рансимен: "Через пять дней после падения города Мехмед устроил пир. Когда он уже достаточно опьянел, кто-то шепнул ему, что у Нотараса есть сын четырнадцати лет необыкновенной красоты. Султан тут же послал своего евнуха в дом Мега Дуки с требованием отдать мальчика в его гарем. Нотарас, оба старших сына которого пали в бою, отказался подвергнуть мальчика такой позорной участи. Тогда посланная за ним полиция привела к султану самого Нотараса вместе с сыном и юным зятем, сыном Великого доместика Андроника Кантакузина. Когда Нотарас вновь ответил султану отказом, тот приказал немедленно обезглавить его и обоих юношей. Единственной просьбой Нотараса перед смертью было, чтобы юношей казнили раньше его, дабы вид его смерти не вызвал у них колебаний; после их казни он спокойно обнажил шею и подставил её палачу" [С. Рансимен «Падение Константинополя в 1453 году», XI глава].

          Два старших сына, Дмитрий и Иоанн, числятся в списке пассажиров генуэзского корабля, спасшегосы в 1453 году, под командованием адмирала Зорзи Дория [Michail Dimitrie Sturza, Grandes familles de Grece, d’Albanie et de Constantinople, Paris, 1983, pag.57].

          Что касается престолонаследия, то последний византийский император Константин Драгаш был бездетным вдовцом. Погиб он во время штурма Константинополя и, соответственно, город не сдавал. Согласно традиции, его наиболее вероятным наследником должен был быть двоюродный брат, Великий доместик Андроник (известный как Андроник Палеолог-Кантакузен, хотя его потомки фамилию "Палеолог" не используют). В пользу этого говорит его родство и занимаемая должность. С другой стороны, некоторые историки отдают предпочтение его родному брату, морейскому деспоту Фоме Палеологу. Маловероятно, что Константин его рассматривал в качестве своего приемника, так как ни он, ни император Иоанн VIII не доверяли Фоме единоличного правления Мореей (он всегда был чьим-то соправителем). Более того, после падения Константинополя Фома бежал в Рим, где принял католицизм и преподнес Папе Римскому голову Иоанна Крестителя, которая ныне находится во Франции. Хотя большая часть Европы, не без влияния Папы, и признавала Фому наследником Престола, все же, сам факт принятия католицизма, что исключало возможность принятия императорской присяги (письменного исповедания веры), и сказанное выше, если и не исключают, то точно минимизируют возможность его прав. Кроме того, его сын Андрей, ища материальную выгоду продает 16 сентября 1494 года все права на константинопольский, трапезундский и сербский престолы Карлу VIII, королю Франции, а после его смерти в начале 1502 года снова продает испанским монархам Фердинанду и Изабелле [Norwich, John Julius, Byzantium — The Decline and Fall, p.446]. Таким образом, династия Палеолог потеряла все права на Византию. 

                   Не смотря на явную доказанность возможности перехода власти в Византии только к Андронику, если даже предположить, что Василевсом в изгнании стал Фома Палеолог, а затем его сын Андрей, то тогда все права на византийский Престол принадлежат испанской Короне. Однако, Его Величество Король Испании Дон Филипп VI (Бурбон) в своих письмах обращался к нынешнему Главе Династии как к "Главе Византийского Императорского Дома" (исп. "Jefe de la Casa del Emperador de Bizancio"), что может служить доказательством не только признания законности притязаний семьи Кантакузен, но и признание незаконности "купли-продажи", совершенной Андреем.

          После казни Андроника 3 июля 1453 года Главой Династии становится его сын, Дмитрий, которого турки прозовут «Şeytan» (шайтан). Его сын, Михаил, прозванный «Şeytan oğlu» (шайтан-оглу), вернется в Константинополь и будет казнен в 1578 году. Его сын Андроник также будет казнен 1595 году. Дети Андроника навсегда покинут Родину и расселятся по свету.

     Иордакий (Георгий) станет основателем Молдавской ветви рода, из которой выйдут господари (правители) Молдавии, отделится Далеанская ветвь, которая переселится в Грецию, и Австрийская ветвь, два известных представителя которой – Рудольф и Константин – в 1794 году получат титулы графов Священной Римской Империи. Другой представитель этой ветви, Иоан Александр Кантакузино, станет одним из трех каймакавов (временных правителей, назначавшихся османским султаном) Молдавии.

          Михай станет отцом молдавского господаря Думитрашки, женатого на Александре Потоцкой.

          Фома  будет турецким послом в Московии. В июле 1637 года убит донскими казаками.

        Дмитрий переселится в Тавриду, где примет ислам и станет известным под именем Шагин-бей. Его потомки образуют Крымскую ветвь, из которой выйдет Темир Газа Кантакузов, дедушка известного писателя и политика Исмаил-бей Гаспаринского.

          Константин, великий камергер, станет основателем Валашской ветви, из которой выйдет Валашско-российская ветвь – единственная, сохранившаяся на сегодняшний день. Его сын, Щербан I (Сергей), один из гениальнейших правителей Валахии (совр. Румыния) был отцом Георгия,  бана Олтении. Другой сын, стольник Константин, был отцом валашского господаря Штефана, который поддерживал австрийцев в борьбе с турками. В июле 1716 года его вместе с отцом и дядей доставили к султану и казнили. Еще один сын, Драгич (Троян), с женой, детьми, слугами и всем имуществом получил право жить в Трансильвании, а также именоваться князем и графом Трансильванским и Венгерским. Это право подтверждено двумя грамотами, подписанными правящим князем Венгерским Георгием Ракошем, и князем Трансильванским Имре. Сын Драгича, Матвей, был великим банном Крайовы, господарем Магурени, а его внук, Родион Радукан, в 1770 году переселился в Россию, основав корпус валашских гусар. По разрешению Екатерины II получил право носить византийский герб семьи на лядунке (коробке для боевых припасов). Он же явился основателем Валашско-российской ветви. К сожалению, правительство Российской Империи не признало Императорский Дом Кантакузенов и его членов Владетельным Домом, пусть и не правящим, и равнородным себе. Такая же учесть постигла Царский Дом Грузии и Царский Дом Сибири – ни один князь Багратиони или князь Сибирский не признавался Царским Высочеством, подобно тому, как и ни один князь Кантакузен не признавался Императорским Высочеством. Такая политика осуждается современными историками. Поэтому говорить об Императорском Доме или Правительстве в изгнании не получается. Князья Кантакузен (часть из которых имели фамилию Кантакузин) жили в Российской Империи, служа на благо своего нового Отечества, которое Родиной так и не стало. Конечно, никто не отрицал императорского происхождения и Общий гербовник дворянских родов (1797) тому доказательство. Чаще всего служили в Главном управлении путей сообщения, Преображенском полку, Конной гвардии, Судах. Так, в Общем штате Российской Империи за 1811 годод числится " кн. Григорiй Матвеевичъ Кантакузинъ, им: зол: шп: за храб:", за 1812 года "кн. Георгiй Матвеевичъ Кантакузинъ, орд: св: Ан: 3 кл: Кав:", за 1815 год "Въ Поветовомъ Суде: / Судья, Князь Александръ Кантакузинъ".

Из Валашской ветви вышел Иоан Кантакузино (1863-1934) – румынский академик, микробиолог, основатель румынской школы иммунологии и экспериментальной патологии. 25 ноября 2013 года Национальный банк Румынии ввел в обращение серебряные монеты, посвященные 150-летию со дня рождения докторов Георге Маринеску и Иоана Кантакузино.

          События 1917 года стали сильным ударом для Династии, большая часть которой мигрировала в Швецию, Швейцарию, Данию, США и другие страны.   Многие из них, стали поданными Королей и предпочитают не вспоминать о своем происхождении. Оставшиеся в России претерпели лишения от Советской власти. Князь Иван Павлович был расстрелян в Одессе, так и не сумев попасть к своему отцу и братьям в Швейцарию. Его младший брат, князь Матфей, был расстрелян в Москве, а его дочери Татьяне удалось спастись. По воспоминаниям М.С. Кантакузина-Сперанского: "Когда в 1918 году наш дом сожгли, было уничтожено все, не сохранилось ни единого официального документа, касающегося Валашско-российской ветви нашего рода". Это бесчеловечное время унесло множество жизней, покалечило судьбы, разлучило семьи и уничтожило памятники истории. Сейчас, о многих документах мы знаем только из воспоминаний людей, которые их видели.  Княжна Татьяна вышла замуж за Петра Васильевича Горшкова, представителя польского рода Горжковски. В виду сложного положения с стране пребывания (СССР), она и ее потомки носили фамилию мужа - Горшковы. В это же время, де-юре, Главой Династии был внук князя Георгия Павловича, епископ Женевский и  Западно-Европейский г-н Амвросий (в миру – князь Петр Петрович), который, как и княжна Татьяна, принадлежал к роду графов де-Рибопьер (по жене деда). Скончался он 20 июля 2009 года. Ввиду отсутствия у него детей, главенство в Династии перешло к потомкам княжны Татьяны. По Законам Российской Империи ее дети не могли наследовать титул и считаться князьями. Однако, Династия никогда не подчинялась Законам Российской Империи, потому что, как Императорский Дом в изгнании, живет по законам страны, в которой правила – т.е. Восточной части Римской Империи (Византии). Исходя из традиции и Томоса 1171 года, власть может передаваться по женским линиям. Соответственно, потомки княжны имеют законное право на титулы и главенство в Династии. Это право подтверждено теми Правящими и Владетельными Дома, с которыми поддерживается общение и установлены дипломатические и дружественные отношения. С 2014 года Главой Династии стал Е.И.В. Василевс Ромеев в изгнании Владимир Александрович Горшков-Кантакузен. С разрешения Правительства Москвы, 13 марта того же года, он вернул историческую фамилию (как наследник родов Кантакузен и де-Рибопьер), сохранив при этом фамилию «Горшков» в знак исторической памяти. С этого момента можно говорить о фактическом существовании Византийского Императорского Дома Кантакузенов на мировой политической арене, который, находясь в изгнании, осуществляет свою деятельность согласно законам Империи и традиции. Глава Дома является Сувереном в изгнании, обладающим статусом Fons Honorum.  Свою деятельность на территории Российской Федерации (страны пребывания) Императорский Дом осуществляет основании п.3 ст.44 Конституции Российской Федерации и Писем Министерства Иностранных Дел Российской Федерации №16805 от 29 августа 2017 и Нормативно-правового департамента Министерства Культуры Российской Федерации № 167-07-41 от 5 февраля 2016 г., № 2028-07-41 от 6 декабря 2016 г. и №1420-07-41 от 2 октября 2017 г.. Этими же письмами подтвержден стаус Главы Династии в изгнании как Fons Honorum.

        Основным направлением политики стало сохранение культурного наследия Византии и Династии, укрепление междинастических отношений (с письмами Глав Династий Вы можете ознакомиться в разделе «Связи»).

          В конце 2017 года, Его Императорское Высочество получил благословение на свою деятельность от Вселенской Патриархии, став, таким образом, первым претендентом на престол, чьи притязания были официально признаны Церковью. Будем надеяться, что это событие будет способствовать скорейшему возвращению Константинополя ромеям и восстановлению Великой Ромейской Империи. 

      Итак, мы очень кратко проследили историю Императорского Дома, указав его культурные и исторические права. Культура Византии и ее история повлияли на становление европейской государственности. Просуществовав более чем пол тысячелетия, он объединяет в себе культуру Византии, Сербии и Болгарии, являясь уникальным культурно-историческим достоянием всего мира, хранителем древних традиций.